Облака неслись по небу так, словно боялись опоздать. Она трогала их руками, и они просачивались сквозь её пальцы, как вода. Убегали. Ей нравилось играть облаками. Они были похожи на пену. Такая же пена бывает на волнах, когда она дует на воду. Ей нравилось раскачивать деревья и слушать, как они шелестят листьями.

Ей нравилось прятаться среди звёзд. Наверное, это нравилось ей больше всего. Потому что там, среди звёзд можно было разглядывать миры. Разные, очень разные. Ей нравилось, что звёзды нельзя трогать. Они очень гордые, им не нравится, когда их трогают. Но когда они тебе верят, они рассказывают  удивительные истории.

Звёзды знают несчётное количество историй. Никто в мире не может рассказать столько историй, сколько могут рассказать звёзды. Настоящих. Про любовь и про нежность, про предательство и смерть, про рождение и веру.  Бесконечно она слушала их. И представляла себе всё, о чём они рассказывали. И ей казалось, что рассказывают они про неё. С ними она проводила столько времени, сколько ни с кем. Они любили её.

Её все любили. Особенно, маленькие дети. Маленькие дети, когда видели её, улыбались и тянули руки. Они тоже рассказывали ей свои истории. Правда, истории эти были короче, чем у звёзд. Она никогда не перебивала. Всегда выслушивала всех до конца.

Когда приходила ночь, и дети ложились спать, Она иногда оставалась рядом. Потому что знала, что когда Она здесь, дети спят лучше. Она шелестела занавесками  и тихо пела песню. Когда Она пела  – детям снились сказки. Утром они их забывали, а Она уже спешила заняться своими обычными делами: подуть на море, отряхнуть горы от снега, протереть пыль с городов, успокоить ветер, если разбушевался.

Иногда, когда становилось скучно, Она забиралась в какую-нибудь пещеру и разглядывала камни. Камни, в отличие от звёзд не рассказывали историй. Она знала, о чем они грустят. Она обнимала их, и камни грустили меньше. Иногда они просили задержаться Её подольше. И теплели. Под Её руками им становилось не так грустно. А Она обещала им, что когда пройдет время, они тоже станут ветром, и жизнь будет не такой унылой.

Так длилось вечность. Но однажды всё изменилось. Она не знала откуда взялось Это. Но Оно пришло, и своим черным плащом накрыло всё: звезды, моря, горы, леса, города. Всё. Оно было ужасным. От него веяло холодом и пустотой. Оно было сильным. Оно наделось, что Она исчезнет и Оно одно станет жить в вечности. Она не исчезала, и когда Это отвлекалось, поднимала плащ, и обещала: «Потерпите! Оно уйдёт, и я вернусь». Это мечтало избавиться от Неё. И однажды решило, что убьет её. Задушит плащом. Оно подкралось и накинуло на Неё плащ. Это было среди звезд. Они видели, как Это подходит к ней, как начинает душить, и не могли сказать ни слова. Они словно онемели. Многие погасли от боли и отчаяния.

Она знала, что рано или поздно Это сделает то, что задумало. Она ждала. И когда почувствовала на себе плащ, она не испугалась. Она засветилась. Так ярко не светится ни одна звезда. Она светилась всеми цветами радуги. Она светилась и смеялась. Вслед за ней засветилось море, горы, леса, маленькие дети достали фонарики, камни светились изо всех своих молчаливых сил. Звезды стали искриться от света. Весь мир вспыхнул вместе с Ней и засмеялся.

Она не заметила, как произошло то, что случилось потом. Это тоже засветилось. Оно засветилось сначала очень слабо, почти незаметно, потом всё сильнее, сильнее, и уже нельзя было понять, где Она и где Оно. Они стали одним светом, а плащ – новым созвездием. Очень красивым. Правда ни одна звезда в нём не рассказывала историй. Никогда.

С тех пор Это никто не видел.